Понедельник, 18.06.2018, 06:33
Приветствую Вас Гость | RSS

Эксплуатация систем котлов отопления

Меню сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2018 » Июнь » 13 » Шпионские города: Вена. Нейтралитет — это отличное прикрытие
00:29
Шпионские города: Вена. Нейтралитет — это отличное прикрытие

Отравив в Солсбери Сергея Скрипаля смертельным созданным еще в СССР нервно-паралитическим веществом «Новичок», российские спецслужбы напомнили европейцам о своем существовании. Они показали (возможно, в этом и состояла цель всей операции), что европейские города — это пространство, в котором их агенты могут беспрепятственно вести свою деятельность, а, когда требуется, совершать преступления. При этом на карте Европы есть такие места, где они чувствуют себя особенно вольготно, как в старые добрые времена холодной войны. Мы уже описали, как российская разведка пустила корни в Лондоне, как она использует Прагу, теперь настал через столицы Австрии.


50-летний россиянин не выделялся ничем особенным. В Вене он проводил как минимум несколько месяцев в году и жил там с русским размахом. В свою очередь, австрийская столица зарабатывала на «новых русских», олигархах или состоятельных российских госслужащих, которые посещали город по делам, проводили здесь отпуск, а заодно сорили деньгами.


11 июня 2007 года он поселился в гостинице (номер в которой стоит несколько сотен евро в сутки), расположенной неподалеку от венского Бельведера, когда-то служившего резиденцией эрцгерцогу Францу Фердинанду. Владимир Вожжов, высокопоставленный сотрудник государственной корпорации «Роскосмос», приехал в Вену на конгресс, организованный ООН. На мероприятии обсуждали космический мусор, спутники и использование ядерных реакторов в космосе.

<


Вожжов, судя по всему, заскучав, вышел из гостиницы в сопровождении приятельницы. Они сели в такси и отправились на Западный вокзал, а оттуда на скоростном поезде — в Зальцбург. Когда они добрались до места, в городе Моцарта уже наступил вечер.


Сотрудники Федерального ведомства защиты конституции и борьбы с терроризмом (аналога польского Агентства внутренней безопасности) задержали их прямо на вокзале. Спустя несколько минут на россиян надели наручники и отвели в машину без опознавательных знаков. При Вожжове нашли 12 тысяч евро и пустую флэшку. Агенты отвезли его обратно в Вену, в район Йозефштадт. Там находится самая большая тюрьма в стране, где рассмотрения своих дел ожидают люди, совершившие резонансные преступления. Вожжов оказался в правильном месте: это самый важный российский шпион, которого удалось задержать в Австрии за последние 30 лет.


Агент, вербовка, передача материалов


Работа в «Роскосмосе» была прикрытием, которое позволяло объяснить частые поездки в Австрию, где находится, в частности, Управление ООН по вопросам космического пространства. В действительности Вожжов был сотрудником военной разведки ГРУ, а Вена — его перевалочной базой. Город он знал великолепно. Прежде чем россиянина перебросили на «космический фронт», он с конца 1980-х и до 2000 года занимал должность торгового атташе в российском посольстве. Советский Союз распался, Россия погрузилась в смуту, Первое управление КГБ превратилось в Службу внешней разведки, но жизнь агентов в Вене практически не изменилась.


<Перед падением берлинской стены у КГБ было в австрийской столице и ее окрестностях 300 агентов, у ГРУ еще столько же. Их количество осталось прежним. Россияне не могли позволить себе такие разведывательные инновации, которые внедряли американцы, запустившие программу массовой электронной слежки и благодаря этому сократившие штат агентов на местах. Россияне работали по старинке: агент, вербовка, передача материалов. В Вене они чувствовали себя как дома. Арест Вожжова стал для Москвы полной неожиданностью.


Все о «Еврокоптере»


Виктор Суворов, офицер ГРУ, который в 1980-х годах бежал в Великобританию, описал кулисы своей службы в нашумевшем романе «Аквариум». Его герой, капитан ГРУ, который позже стал майором, работает в эпоху холодной войны под дипломатическим прикрытием в венском посольстве, но часто ездит заниматься сбором сведений в соседнюю Западную Германию. Оттуда он привозит, например, части новой американской противотанковой ракеты.


В начале 2000-х работающий в Вене агент Вожжов занимался тем же самым. Он собирал сведения на тему ударного вертолета «Еврокоптер Тайгер», разработку которого вел Европейский аэрокосмический и оборонный концерн (EADS). ГРУ задействовало своего агента в Вене, поскольку его люди в Германии попали в руки немецкой контрразведки. В 2004 году российского консула в Гамбурге задержали в тот момент, когда он получал из рук работника бундесвера секретные документы, касающиеся нового вертолета. Агент и его источник встречались 22 раза, россиянин заплатил за информацию 10 тысяч евро. Потом материалами по «Тайгеру» занялся сотрудник военного атташата в Берлине, которому казалось, что ему удалось завербовать офицера немецкой армии. Когда должна была состояться передача документов, в конспиративную квартиру ворвались сотрудники контрразведки. Это была ловушка. Обоим российским дипломатам пришлось в течение суток покинуть Германию.


Город 7 тысяч шпионов


Вожжов занимался вертолетом параллельно со своими коллегами, находившимися на немецкой территории. Получить доступ к заводу ЕАОК в Оттобрунне под Мюнхеном ему помог младший офицер австрийской армии, который служил в вертолетном подразделении и ездил в Германию. Вожжов познакомился с ним еще в 1990-е, когда служил военным атташе в Вене и обсуждал с австрийцем планы сотрудничества его армии и российской авиационной промышленности (что любопытно, тот перед первой встречей наводил справки о россиянине в контрразведке, но из Вены пришел ответ: «не представляет опасности»).


Источник россиянина имел обширные контакты среди сотрудников завода и знал, кто работает на новых станках. Благодаря ему Вожжов быстро вышел на свою цель: отчаявшегося инженера, который погряз в долгах. В течение двух лет он выносил с завода секретные чертежи, данные о результатах испытательных полетов (в том числе с вооружением) и получал за это деньги. Материалы инженер передавал на встречах в Братиславе, Мюнхене или Зальцбурге. Записав информацию на флэшку, Вожжов возвращался в Вену, а оттуда отправлял отчеты в Москву дипломатической почтой. Он чувствовал себя совершенно спокойно: в Австрии (в отличие от Германии) он мог не опасаться провокаций контрразведки или даже слежки. Во-первых, местный уголовный кодекс позволяет преследовать шпиона, только если тот охотится за австрийскими секретами. Во-вторых, в Вене работают как минимум 7 тысяч шпионов, и заниматься всеми австрийские тайные службы просто не в состоянии. Они даже не пытаются этого делать. В гражданской контрразведке Австрии, согласно официальным данным, работает не более 250 человек, а в военной разведке, в задачи которой входит обнаружение шпионов из иностранных государств, — примерно 750.


Рассказывают, что Карл Блеха (Karl Blecha), который был в 1980-е годы министром внутренних дел, однажды заявил: «Меня совершенно не волнует, что к нам съезжается столько шпионов. Пусть они тут шныряют, обмениваются информацией. Условие одно: у нас нельзя убивать и похищать людей». Вожжов применять насилие как раз и не собирался.


Традиция со времен конгресса, упорядочившего мир после Наполеона


«У жителей Вены шпионаж в крови», — полагает автор книги «Страна тени», шпионской истории австрийской столицы, Эмиль Боби (Emil Bobi). Он говорит, что город, находящийся на пересечении важнейших торговых путей, где много веков подряд встречались люди со всего мира, и ставший столицей многонациональной Габсбургской империи, создал для шпионов идеальные условия.


Именно поэтому Вена стала европейской столицей шпионажа задолго до того, как началась холодная война. Произошло это в начале XIX века, когда состоялся конгресс, завершивший наполеоновский войны. Агенты собирали информацию не для иностранных держав, а для князя Клеменса Меттерниха. Созданная по его приказу сеть информаторов опутывала весь город. Разговоры европейских дипломатов, которые принимали в ходе конгресса судьбоносные для континента решения, подслушивали кучера и официанты в кафе, а также проститутки и работавшие на Меттерниха уважаемые дамы. Шпионы осматривали содержимое мусорных баков в поисках выброшенных секретов и заглядывали в очаги, извлекая из них не до конца сгоревшие документы. Каков был эффект? Во время конгресса Меттерниха ничто не могло застать врасплох.

Анна Чапман, бывшая агент российской разведки

Спустя 35 лет появилось Эвиденцбюро — первое австрийское разведывательное агентство. Оно подчинялось генштабу и занималось, в частности, тем, что раз в неделю представляло императору отчет о международной ситуации и действующих в Австрии шпионах. Со временем его основным противником стала охранка — тайная полиция царской России, в чьи задачи входила, в том числе, разведка. Австрия находилась в ведении ее варшавского отдела, на службе в котором состояли 50 постоянных и 150 резервных сотрудников.


В 1913 году стало ясно, что Эвиденцбюро абсолютно беспомощно. 25 мая в гостинице «Кломсер» на улице Херренгассе появилась группа офицеров австрийской армии. Самым старшим по званию был заместитель начальника генштаба генерал-майор Франц Хёфер фон Фельдштурм (Franz Höfer von Feldsturm). Военные пришли на встречу с полковником Альфредом Редлем (Alfred Redl). «Я знаю, почему вы здесь. Я пал жертвой необузданной страсти и загубил свою жизнь. Дайте мне оружие», — заявил он посетителям. Спустя несколько часов в гостиничном номере прозвучал выстрел.


Десятью годами ранее агент охранки узнал, что у одного капитана завязался гомосексуальный роман с младшим офицером. Капитаном был Редль, который как раз поступил на службу в Эвиденцбюро. Российский агент начал его шантажировать и добился успеха: Редль копировал самые секретные военные документы и письма австрийских шпионов, находившихся в России, а одновременно снабжал свое начальство фальшивой информацией о состоянии российских вооруженных сил. За свои услуги он получал щедрое вознаграждение и жил в Вене, как король. Потребности его росли, так что он предложил свои услуги разведке Германии и Франции. Попался Редль, забыв вовремя забрать предназначенное ему письмо с деньгами. В поражениях, которые австрийская армия несла в битвах с россиянами в самом начале Первой мировой войны, винят именно Редля.


Здесь завербовали Кима Филби


В 1918 году Австро-Венгерская империя рухнула, Вена стала столицей республики, а в жизни российских шпионов изменилось только то, что у их страны появилось новое руководство. Советские агенты опутывали страну своими сетями, готовя почву для коммунистической революции.


Именно в Вене в начале 1930-х годов они обратили внимание на Кима Филби (Kim Philby) — молодого выпускника Кембриджа, который вступил в организацию, занимающуюся помощью беженцам из гитлеровской Германии, а одновременно выступающую представительством российской разведки. Выполняя ее поручения, он курсировал между Веной и Прагой в качестве курьера, покупая железнодорожные билеты на собственные деньги. В 1934 году, когда в Австрии вспыхнуло восстание рабочих, этим же маршрутом он вывозил коммунистических деятелей.


Официально советская сторона завербовала Филби в Лондоне, а вербовку проводили агенты из Вены, оттуда же был и его первый куратор. Исследователи, занимающиеся историей разведки, говорят, что в годы холодной войны ни один другой шпион не нанес Великобритании такого большого ущерба, как работавший в разведке Филби и четверо его коллег.


Российское государство в городе


Российское посольство находится на улице Райзнерштрассе. Трехэтажный особняк за ажурной оградой, рядом с которым стоит открытая для всех желающих церковь, не производит особого впечатления. На его крыше нет ни одной антенны, но в помещениях, где располагаются резидентуры ГРУ и СВР, если верить австрийской прессе, сделаны двойные стены, потолки и полы, под которыми постоянно пропускают электрические разряды, чтобы заглушить подслушивающие устройства.


Посольство это, впрочем, не единственное место из которого Россия следит за Веной. В 10 километрах от него, на противоположном берегу Дуная, по адресу Эрцгерцог-Карл-Штрассе 182, располагается комплекс зданий, в котором находится постоянное представительство России при ОБСЕ — самый большой российский анклав в городе. В распоряжении его обитателей есть магазины, спортивные площадки, теннисные корты. За высоким забором, который охраняют десятки камер, живет больше 500 человек, в том числе сотрудники разведки. Главное здание выглядит на снимках с воздуха как огромное бетонное кольцо, непосредственно на улицу выходит мало окон, а на крыше возвышается десть антенн.


Кроме того, российские спецслужбы пользуются офисами российских концернов и банков. Сбербанк управляет своими делами по всей Европе из здания на площади Шварценберга, которая находится в самом центре города. Газпром располагается в доме по соседству. Неподалеку стоит памятник благодарности советским воинам, освободившим Австрию.


Вожжов перемещался между всеми этими адресами. Пресса рассказывала, что он — брат Людмилы Путиной. Российское посольство опровергло эту информацию, хотя она выглядит вполне убедительной, поскольку россиянин, как писал австрийский еженедельник «Профиль», всегда сопровождал жену российского президента, когда та приезжала в Австрию, например, на чемпионат мира по горнолыжному спорту в Санкт-Антоне. Незадолго до своего ареста Вожжов встречался с Путиным в Гватемале. Такие связи бывают не у всякого шпиона. Насколько широкая сеть контактов была у него в Австрии, выяснилось только после задержания: он вращался в кругах местных генералов и глав оборонных концернов.


Орсон Уэллс приглашает на «Третьего человека»


В 1945 году представители СССР разместились во дворце Эпштайн, расположенном неподалеку от парламента. В окнах третьего этажа очень быстро появились решетки: узники, которых допрашивали представители советских служб безопасности предпочитали выброситься в окно, чем терпеть пытки. Вторым зданием, которым пользовались представители тех же ведомств, была находящаяся в километре гостиница «Империал».


После окончания войны Австрию назвали первой жертвой Гитлера, но союзники разделили ее на оккупационные зоны. Вена повторила судьбу Берлина: в городе появилось четыре сектора. Советская сторона получила восточную часть и начала расширять шпионскую сеть, чтобы опутать ей всю столицу. Агенты убивали людей или увозили их в СССР и обзаводились информаторами в органах управления американской, британской и французской зон, а также в австрийских ведомствах и партиях.


После падения железного занавеса выяснилось, что, например, в определенный момент на КГБ работало более 300 венских полицейских. Послевоенная нищета упрощала разведке работу: за услуги и информацию можно было платить сигаретами, алкоголем, продуктами. По американским данным конца 1940-х годов, то есть того периода, когда от давней антигитлеровской коалиции ничего не осталось, заняться шпионажем был готов каждый десятый австриец.


В 1949 году на экраны вышел фильм «Третий человек», в котором снялся Орсон Уэллс (Orson Welles). Картина изображает жизнь криминального мира разделенной на сектора Вены. Сценаристы рассказывали то, что всем и так было известно: Вена считалась «шпионским эльдорадо».


Как использовать поток беженцев


Американцы и британцы тоже пользовались в Вене новыми возможностями. Уже в 1948 году британская разведка тайно проложила туннель длиной в 20 метров, чтобы подобраться к телефонным кабелям, соединявшим советскую комендатуру с оккупационной зоной в северо-восточной Австрии. Благодаря этому Великобритании, в частности, удалось получить информацию, что СССР не хочет распространения конфликта с Корейского полуострова на Европу. Отталкиваясь от этих сведений, американцы усилили свою активность в Азии.


В 1955 году, когда Австрия провозгласила себя нейтральным государством, войска союзников покинули ее территорию. Советские шпионы, однако, остались. Одни по поручению Москвы создавали по всей стране тайники с оружием, которыми могли бы воспользоваться партизаны-коммунисты в случае, если СССР решит двинуться на Запад. В планах КГБ были даже теракты: он собирался, например, взорвать нефтепровод, чтобы отравить воды Боденского озера. Другие шпионы внедрялись в политические круги. Сотрудникам советских спецслужб помогали в работе коллеги их стран Восточного блока. Венгрия и Чехия наводнили Австрию своими агентами, которые после подавления венгерского восстания 1956 года и «Пражской весны» влились в поток беженцев.


В картотеке чехословацкой службы безопасности сохранились имена 7 тысяч австрийцев (в основном жителей Вены). В 1960-е годы служба по просьбе россиян занималась, в частности, телезвездой Гельмутом Цильком (Helmut Zilk), который стал позднее министром образования и венским градоначальником. Цильк встречался с агентами 60 раз и передавал им информацию, взамен он получил 70 тысяч шиллингов и хрустальную люстру (в которой, впрочем, были спрятаны микрофоны). Австрийцы знали об этих контактах, но никак не реагировали, поскольку одновременно Цильк был агентом ЦРУ.


Даже таксисты и горничные подрабатывают информаторами


Раз Австрия стала нейтральным островком на карте между НАТО и Организацией Варшавского договора, дипломаты спокойно перемещались между гостиницами и кафе, встречаясь со своими коллегами из противоположного лагеря, заключая с ними разные тактические сделки и обсуждая, как ослабить тот или иной конфликт. Агентам КГБ было проще назначить встречу с завербованным немцем в Вене, куда он отправлялся якобы на экскурсию, чем в Мюнхене, находившимся под надзором западно-немецких и американских спецслужб.


Именно из-за нейтрального статуса Австрии в Вене расположились многие международные организации. В 1970-е годы на берегах Дуная возвела свой комплекс ООН, в котором сейчас работает около 5 тысяч человек. Там находится, в частности, ооновское Управление по вопросам космического пространства и Международное агентство по атомной энергии. Среди такого количества чиновников и экспертов легко затеряться сотням шпионов. А еще есть ОБСЕ, ОПЕК, Организация экономического сотрудничества и развития, и все эти организации регулярно проводят конференции, конгрессы и симпозиумы, на которые съезжаются специалисты со всего мира, а после заседаний кружат по городу. Портье, горничные, таксисты, официанты, как во времена Меттерниха, подрабатывали информаторами разведок разных стран: рассказывали, кто и где встречается, подслушивали разговоры.


Австрийские спецслужбы знали, что конференции — это лишь прикрытие, а их страна стала ярмаркой шпионов, где легко завязать контакты не только с россиянами или американцами, но и с действующими в мире разведки все более активно китайцами, иранцами или турками. Особый статус получил аэропорт в расположенном неподалеку от Вены городке Швехат. Именно там обменивали агентов или принимали гостей, которым запретили сажать самолет в других местах.


Последний обмен, вызвавший большой резонанс, состоялся в 2010 году. В аэропорт прилетело два самолета. Американский лайнер привез российских шпионов, в том числе арестованную ФБР Анну Чапман. Второй — американских и британских шпионов, задержанных в России. На его борту находился, в частности, Сергей Скрипаль — полковник ГРУ, которого за сотрудничество с МИ6 приговорили к 15 годам заключения. Машины встали рядом, загораживая от чужих глаз то, что происходило на земле между ними. Когда обмен состоялся, каждый самолет полетел в свою сторону.

Штаб-квартира ОПЕК в Вене

Чапман сразу же стала в России звездой, а Скрипаль поселился в Англии. При невыясненных обстоятельствах он лишился сына, а несколько месяцев назад россияне попытались отравить бывшего разведчика веществом нервно-паралитического действия.


Безнадежное предприятие немцев


Если бы его делом занимались одни австрийцы, Вожжов продолжал бы шпионить и дальше, но агентом ГРУ заинтересовались немцы. В Австрии немецкая Федеральная разведывательная служба чувствует себя как дома, более того, в рамках сотрудничества в ее штаб-квартиру (она находится неподалеку от Мюнхена, в Пуллахе) широким потоком (и в одном направлении) идет информация, добытая австрийскими спецслужбами.


Германия в отличие от Австрии со шпионами не церемонится. Когда российский агент ехал в Зальцбург на встречу с немецким информатором, немцы потребовали, чтобы австрийцы арестовали обоих. Отказать Вена не могла. Проблемы начались, когда Берлин потребовал экстрадиции россиянина. К игре подключилась Россия и начала угрожать. А когда Управление ООН по вопросам космического пространства объявило, что Вожжов обладал дипломатическим иммунитетом, а поэтому его следует освободить из-под ареста, Австрия сдалась. Агент вернулся на родину, а на его место в Вене приехал кто-то другой.

Просмотров: 9 | Добавил: unscheepual1984 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Поиск

Календарь

«  Июнь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930